Дом без взяток: эксперимент удался!

В Калязине Тверской области построен многоквартирный дом, цена за квадратный метр в котором в полтора раза меньше рыночной. 

Сразу отметим, что строительство добротное, традиционное, это не «сэндвичный» вариант. Там уже живут семьи. Построен дом с помощью системы жилищно-строительного кооператива (ЖСК), законодательная база которого восстановлена в России с 2011 года. Соответственно, опыт данной стройки можно перенести на любое строительство в России.

Организатор стройки Сергей Качушкин, председатель Попечительского совета Фонда содействия развития ЖСК. Как человек, ратующий за возрождение строительного кооператива, он убежден, что в России можно строить честно и, главное, качественные и надежные дома. Важнейшим идеологическим моментом стал принцип строительства без единой «копейки», потраченной на благодарности, стимуляции, откаты, подкаты и всё прочее. О нюансах данного успешного строительного эксперимента, подходе контрольно-надзорных органов, а также о системе ЖСК и не только поговорили с ним в интервью.

— Сергей, вы организовали своего рода эксперимент — построили дом без взяток. Это восхищает! Расскажите в чем еще уникальность этой стройки, где построен дом и правда ли что цена за квадратный метр в полтора раза меньше рыночной?

— Все началось с того, что появилась инициатива построить жилье в городе Калязин Тверской области для социально незащищенных слоев: для учителей, врачей, медсестер, воспитателей детских садов, для многодетных семей. Мы объединили усилия с властями города. В итоге сегодня в городе построен дом, где уже живут 44 семьи. Жилье с отделкой в этом доме обошлось в 25 тысяч рублей за квадратный метр. Для сравнения, цена подобного квадратного метра в городе без отделки — от 45 тысяч рублей.

Первым и самым важным постулатом при осуществлении данного проекта был принцип строительства без «поощрений» контролирующих организаций.

— Немного отойдем в сторону, а потом поговорим подробно о реализации этого строительного эксперимента. Проблема доступности жилья в России одна из первостепенных. В каких объёмах строится сегодня социальное жилье?

— В субъектах объемы строительства такого жилье разные. В то же время есть социально ориентированные крупные проекты по строительству. Причем, они не всегда получают публичную огласку. Например, знаю, что строил такие дома Владимир Потанин, Алексей Мордашов. В своё время достаточно много строил и Роман Абрамович.

— Сегодня позволить купить жильё в России по оценкам экономистов может 5−7% населения России. С ипотекой — 10−15%. В стране голод жилья. И отдельные «постройки» не спасают ситуацию.

— Данным проектом мы доказали, что купить жильё с ипотекой сможет 100% населения Российской Федерации. Я готов утверждать это со всей ответственностью.

— Давайте тогда разберем всё по полочкам. В чём основа проекта?

— Во-первых, за основу мы взяли то, что было инициировано и реализовано еще в 1958 году в Советском Союзе, а именно — жилищно-строительные кооперативы (ЖСК). Напомню, что в советское время частной собственности на жильё не было. Все жилье было государственное. При этом законодательство Советского Союза позволяло иметь общественно-долевую кооперативную собственность. Тогда руководство страны приняло решение в части жилья, сравнимое с маленьким НЭПом, — разрешили строить жильё частникам, что раньше было недопустимо.

Доходы населения в Советском Союзе были невысокие, но были люди, которые могли себе позволить тратить деньги на дорогое жильё. Это были учёные, топовые преподавательские кадры, культурная элита и целый ряд других людей, которые имели высокий уровень дохода (более 200 рублей в месяц). Внеся первый взнос за кооператив, человек начинал из зарплаты выделять достаточно большую сумму денег на то, чтобы получить квартиру в элитном доме. В советское время кооперативный дом — это, как правило, строительство высокого уровня: кирпичный, с застекленной лоджией, с совсем другими площадями.

После распада СССР возникли проблемы с финансированием, многие кооперативы были «заморожены», некоторые «строились» 15−20 лет, часть обанкротилась. Далее пошла череда обманутых дольщиков и пайщиков по причине того, что многие коммерсанты, к сожалению, почувствовав вкус больших денег, начали искать «варианты» ещё больших денег.

Вот так строился дом

Объясню подробно, чтобы не возникло непонимания. В системе ЖСК советского времени пайщики привлекали застройщика, который строил дом. В лихие 90-е и уже в наше время сам застройщик (а вернее — коммерсант под видом застройщика) стал инициатором создания ЖСК и чуть ли не набирал туда пайщиков. За счёт этих денег он и начинал строить дом. В результате пайщики, не понимая, что происходит, не контролируя застройщика, просто давали деньги. А застройщик строил так, что в почти готовом доме пайщики (как ЖСК) оставались должны очень много денег застройщику. Далее застройщик прекращал строительство, предъявляя иски к ЖСК, с которым он имел чисто договорные отношения. Еще раз подчеркну, что сам инициатор строительства — коммерсант — находился в застройщике. Далее через судебное решение у пайщиков за долги изымалось всё, что было построено: люди оставались без квартир, а коммерсант фактически оставался с достроенным домом.

— Это мошенничество высокого уровня.

— Здесь очевидное злоупотребление правом. Поэтому государство должно создавать такие правила, когда злоупотреблять правом станет либо сложно, либо очень чревато.

— Теперь вернёмся к проекту. Чем уникальна данная «стройка века»?

— При решении вопроса строительства жилья для социально незащищенных жителей Калязина вспомнилась идея ЖСК советского времени. Было потрачено время на изучение действующего законодательства. Выяснилось, что законодательная база ЖСК восстановлена с 2011 года и обладает целым рядом дополнительных возможностей и льгот, которые, сразу оговорюсь, реализовать невозможно. Кто бы мне что ни говорил, но ипотеку для социально незащищённых слоёв населения получить практически невозможно! Я говорю о среднестатистическом гражданине РФ, у которого доход плюс-минус 20−30 тысяч рублей.

— 44 семьи построили квартиры без ипотеки?

— С ипотекой, но льготной. Мы совместно с «Россельхозбанком» боролись за нее десять месяцев. В результате был создан финансовый продукт. Банк принял первый пай, внесённый в ЖСК, как взнос за ипотечный кредит.

Без этого банковского продукта человек должен был внести пай по требованиям ЖСК (чтобы ЖСК начал жить и строить), а затем внести взнос в банк для получения ипотечного кредита. Для многих рядовых граждан это неподъемная сумма.

В итоге по договору с «Россельхозбанком» ставка по ипотеке составила 12,9% годовых. Это высокий процент. Но это и минимально возможный вариант. Таким образом, ежемесячный платеж по ипотеке составил в среднем 10−13 тысяч рублей на срок 20 лет. Кстати, ипотека без поддержки обходилась бы ежемесячно в 20 тысяч рублей, которые для Калязина неподъемная сумма.

Вообще, снизив ипотечный кредит до 2−5%, Россия смогла бы отстроиться в кратчайшие сроки и миллионы семей получили бы долгожданное жилье.

— Ваш ЖСК получил льготные условия, например, на предоставление участка без конкурса?

— На практике мы поняли, что не сможем собрать тот пакет документов, который необходим для создания социально ориентированного ЖСК, который дал бы нам право на льготы. Поэтому мы отказались от этой идеи и строили дом как самый обычный, без привилегий и льгот.

Вот таким этот дом увидели новоселы

Отмечу несколько принципиальных моментов. Первый постулат, о котором уже говорил — строительство дома осуществлялось без единой «копейки», потраченной на благодарности, стимуляции, откаты, подкаты и всё прочее. Работа складывалась по следующему принципу: когда к нам приходили контролирующие структуры и говорили, что надо сделать «наверное, вот это», мы просчитывали, сколько это будет стоить, и задавали свой вопрос, — это надо делать или не надо? Если это надо делать — вопросов нет, мы это сделаем. Если это не надо делать, то дайте нам официальную бумагу, в которой будет подтверждение. И обязательно уточняли им, что кроме «спасибо» мы отблагодарить их ничем не сможем. И так было практически на каждом шагу.

Второй наш постулат состоял в том, что цена за квадратный метр должна быть не больше 25 тысяч рублей. Причем за такие деньги должен быть не сендвичный вариант, а дом по традиционным классическим проверенным технологиям. Отобрали организацию, которая предложила построить за эту цену дом под ключ, причем с квартирами с социальной отделкой: утеплённый линолеум, обои, вся сантехника, нагревательный агрегат для горячей воды, двери, окна.

Также мы решили вместо положенных по ГОСТ 34 кв.м. на однокомнатную квартиру, сделать ее просторнее — 45 кв.м. То же самое с двухкомнатными и трехкомнатными квартирами.

— С какими подводными камнями столкнулись при строительстве?

— Чтобы избежать рисков и на моменте сдачи дома не получить от «Стройнадзора» вопросы о глубине фундамента, которые как правило обходятся проверкой специализированных служб на миллион рублей, мы фиксировали все стадии строительства с самого начала: от рытья котлована до финальной раздачи ключей.

Любую работу на стройке начинали с того, что уведомляли надзирающие органы о ходе проводимой работы. Далее выдавали все необходимые документы организации-подрядчику и в обязательном порядке получали как предварительные акты, так и акты по завершенным работам.

Так, по заявлению «Стройнадзор» обязан предоставить сотрудника на стройку. Если структура начинает игнорировать заявление, над ними есть вышестоящие надзорные органы и всегда есть прокуратура. Поверьте мне, заставить чиновника работать не составляет никакого труда, если вы сами готовы работать.

— Это тяжело выбить технически?

— Это абсолютно несложно, потому что, слава Богу, у нас есть закон. Как бы странно это не звучало — у нас закон работает!

— Расскажите о конкретных проверках контролирующих органов.

— Первая проверка пожарных была очень сложная: выявили около 40-ка недоработок. Когда ко мне пришли с актом замечаний и спросили, что делать, я сказал, — устраняйте!

Например, одной из недоработок стало отсутствие пожарного щита. Я могу сказать, что на 99% строек его никогда не было. Щит сбили за два часа, при этом собрав для него все атрибуты: конусообразное ведро, багор, лом, лопату и прочее. Когда пожарные пришли второй раз и сказали, что «ведро не красного цвета», я ответил, — дайте мне кисточку я сам его покрашу. Если оно должно быть красного цвета, то будет. И напротив каждого пункта сотрудник расписался, что недоработка устранена. Пришлось также исправлять такие «недочеты», как установка пожарной лестницы на глухую стену, установка пожарной системы «Ливень» в каждую комнату и прочие «нормативы», которые предназначены для промышленных зданий, а не для жилых домов.

Что меня поразило больше всего, что этот проект был чисто социальный, он строился для учителей, врачей, но, к сожалению, это не остановило никого. Я почему-то свято верил, как пионер, что если строить учителям, то никто не попросит денег, а наоборот скажет, — молодцы, посмотрите, какой дом получается!

— Чиновники больны?

— Я могу вас расстроить. Я сам был чиновником. Это неправильная формулировка. Чиновник — это человек, гражданин. Люди больны, а не чиновники. Это принципиальная разница.

Следующая ситуация возникла тоже анекдотическая. Я сразу сказал, что будет жесточайший контроль финансовых средств: авансовые платежи будут, но основные деньги будут выплачиваться по факту приёмки работ. Появляется делец, субподрядчик, который должен был что-то делать. Ему выделили 5 млн. рублей. Проходит какое-то время, он пришел просить еще 4 млн. рублей. Я спрашиваю, — а те 5 млн рублей закрыл? Он в ответ, — закрою, но вот здесь и здесь нужно срочно добрать вот это и вот это. Я потребовал отчитаться за первый транш.

В итоге выяснилось, что этот товарищ освоил 1,5 млн. рублей, а на оставшиеся деньги купил жене шубу, себе машину, съездил куда-то отдохнуть. Когда ему поступил первый звонок из правоохранительных органов со словами «приходите объясняться», он по факту все недостающие деньги компенсировал. В результате мы вынуждены были искать других подрядчиков. Причём, как ни странно, местных подрядчиков было найти сложнее, чем привезти со стороны. Раньше меня всегда удивляло, когда на выполнение крупного госконтракта нанимали подрядчиков из других регионов. Казалось, это глупо, ведь надо людей привезти, увезти, разместить, содержать. Но когда сам столкнулся с этим, понял, что это не глупо.

Еще один пример: Тверская область, кругом леса, деревья выше крыши. Начинаем покупать пиломатериалы. Раз — цена выше. Спрашиваю, — почему выше, кругом другие цены? Отвечают, — у нас такая цена. В результате привезли все необходимое из Московской области. Это к вопросу, больные чиновники или больные люди. Когда люди видят, что стройка идет вялотекуще, что половина разворовывается, срабатывает психология, — давай хоть 100 рублей. А когда дом строится под контролем, то сразу возникает ощущение, что это показательная стройка и денег там будет немерено, поэтому какие там 100 рублей, минимум 200! В том числе по этой причине для отделочных работ мы вынуждены были привлекать корейцев.

— Были ли комические случаи, когда чиновники или контролирующие органы пытались внаглую помешать или что-то получить от этой стройки?

— Я вообще понял, что Жванецким быть в нашей стране очень просто, надо только уметь слушать и наблюдать. Одна «мундепка», так в народе называют муниципальных депутатов, заявила, что нужно снести забор, который построен вокруг отстроенного дома. По ее логике, ранее там проходила «народная тропа» в ближайший алкогольный отдел магазина и люди привыкли к этому маршруту. Теперь же они натыкаются на забор, могут получить увечья. Я должна думать обо всем городе, а не о ваших 20-ти семьях, — заявила депутат. Это реальный случай. Позвольте мне не комментировать его причины.

— Кто должен стать локомотивом, инициатором подобных строек, чтобы такие дома строились по всей стране?

— В ходе реализации проекта мы поняли, что инициатором подобных движений должна выступать муниципальная власть. Интересный момент — при сдаче дома присутствовали и региональные власти.

При этом у администрации города, да и области возникает несколько страхов. Во-первых, риск получить обманутых дольщиков, в результате чего вырастет количество людей, которым надо опять помогать, которых надо защищать, тратить на это деньги, при этом показатели ухудшатся. Это принцип «премудрого пескаря». Есть у тебя очередь из 100 тысяч человек нуждающихся — ну и не трогай их. А сейчас начнёшь помогать, они из разряда нуждающихся перейдут еще и в разряд обманутых. Это первый страх муниципальной администрации.

Жилье с отделкой в этом доме обошлось в 25 тысяч рублей за квадратный метр. (Фото: предоставлено автором)

Вторая группа опасений связана со страхом пробуждения народа от спячки. Мы долго говорим о социальной активности населения, мы создаём общественную палату, ОНФ и прочие институты гражданского общества. Но я могу с уверенностью сказать, что 44 семьи в Калязине, которые принимали участие в строительстве, уже точно не будут давать кому-то взятки. Эти люди убедились, что можно свободно получать госуслуги и при этом не быть кому-то обязанным. Эти люди являются эффективными субъектами гражданских правоотношений. Они могут принимать участие в экономической жизни и получать эффективные, зримые, осязаемые результаты. И при этом ни от кого не зависеть. И насколько я понимаю, здесь и кроется ящик Пандоры.

— Проект получил свое развитие в виде «Фонда содействия развития ЖСК». Оригинальный сайт структуры имеется в интернете. Какова активность со стороны властей к таким проектам?

— Я не буду говорить, кто проявил уже интерес к этому, их немало, и надеюсь, будем развивать это направление и дальше. Но со стороны властей есть определённая тишина.

Проектом в Калязине мы доказали, что построить дом без взяток по адекватной цене за квадратный метр может каждый. Мы собираемся выходить с данной инициативой в Госдуму. В планах также инициировать законодательное упрощение необходимого пакета документов для подтверждения социально-незащищенного статуса.

0
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля
%d такие блоггеры, как: