«Где ваш стыд»: Мы организуем секс-вечеринки в Москве

Основательницы Kinky Russia о сообществе, секспросвете и свободе

Сегодня наши героини — Татьяна Дмитриева и Таисия Решетникова, основательницы компании Kinky Russia, которые так впечатлились красивыми зарубежными секс-вечеринками, что решили сделать что-то подобное в Москве — и сформировали кинки-сообщество, которое становится всё больше и веселее. Мы поговорили о том, как меняется отношения россиян к сексуальности и как организовать вечеринку, где можно и потанцевать под классную музыку, и заняться сексом.

ТАНЯ: Когда я начала интересоваться разными сексуальными практиками и гуглить на русском языке, у меня очень быстро потекла кровь из глаз: тогда, лет шесть назад, были только страшные и на вид, и по содержанию сайты с кучей патриархальных стереотипов и противоречивой информацией. У меня сразу появилась мысль, что нужно создать нормальный русскоязычный ресурс для таких же интересующихся, как я, но тогда эта идея казалась слишком фантастической. Через пару лет я познакомилась с Леной Рыдкиной и мы вместе запустили Sexprosvet 18+ — научно-популярные конференции о сексе и сексуальности, которые позволили начать разговор об этой теме. А потом я познакомилась с Таей, и через полгода мы организовали Kinky Party.

ТАЯ: Моё знакомство с кинки-культурой началось с зарубежных вечеринок — очень удачно, потому что иначе я бы сразу потеряла запал. Когда я после Берлина и Парижа приехала в Москву и сходила на пару вечеринок по каким-то объявлениям на БДСМ-сайтах, это было настолько плохо, что я никому бы не пожелала такого опыта. Первый же клуб, куда я попала, находился очень далеко от центра, помещение было грязным — там было неприятно не то что сексом заниматься, а вообще находиться. Весь персонал был в ужасе и смотрел на гостей круглыми глазами, многие были неопрятными и не в дресс-коде, сами шоу были невозбуждающие, неинтересные, неэстетичные — порка ради порки, а не ради чувства, коннекта или вовлечённости зрителя. И, конечно, никаких правил: никто не следил за безопасностью, тебя могли облапать в любой момент.

Но я была храбрая, молодая и так шокирована увиденным, что меня это только подстегнуло — мы встретились с Таней, и я сказала: «Неужели это так сложно — просто взять нормальное помещение, классную музыку, хороших артистов, сделать строгий дресс-код, чтобы люди не приходили в свитерах и джинсах». И Таня сказала: «Давай попробуем, почему нет!»

У нас обеих уже был опыт организации мероприятий, поэтому мы знали, что делать, но без трудностей не обошлось. Например, на самой первой площадке мы обо всём договаривались с менеджером, а на само мероприятие пришёл хозяин заведения и обалдел — кричал «я утром в храм ходил», «где ваш стыд» и всё такое. Но остановить этот беспредел было уже невозможно, поэтому он отыгрался потом — зажал депозитные деньги. Нам предлагали судиться с ним, но мы решили просто принять это как опыт и продолжить делать то, что мы делаем. Теперь мы подробно обговариваем с площадкой, что будет.

Свобода и правила

ТАНЯ: Правила — это первое, что мы придумали после названия вечеринки. Мы развешиваем их на стенах клуба, присылаем их в письме-приглашении, они напечатаны на билете. Мы постоянно подчёркиваем, как важно следовать правилам для комфорта и безопасности гостей. Первое, что придумалось: «Нет значит нет». Но бывает такое, что человек не может сказать «нет» или вы друг друга не понимаете, поэтому следующим появилось «Не нравится — откажи».

ТАЯ: В патриархальной системе принято, чтобы мужчина настаивал, а женщина отбивалась: ты должна говорить «нет» и делать вид, что не хочешь. Мы резко против такого подхода и стараемся распространять культуру активного согласия. Правила идут в таком порядке: можно всё, нет значит нет, не нравится — откажи, захотелось — спроси. Последнее тоже важно: люди, видя вокруг эротические наряды и атмосферу, часто ощущают вседозволенность. Но свобода не есть вседозволенность: можно по взаимодействовать, получив согласие, а не лапать кого угодно, когда хочется.

ТАНЯ: Фото и видеосъёмка на вечеринках строго запрещена: есть только один официальный фотограф, все материалы проходят только через нас и мы просим у всех участников согласия, если хотим что-то куда-то выложить.

ТАЯ: Это важно и для сохранения инкогнито людей, и чтобы гости были вовлечены в общение друг с другом, а не залипали в инстаграме.

ТАНЯ: Я сама вообще не могу расслабиться на фетишных вечеринках, где разрешена съёмка, по-моему, это очень странно.

ТАЯ: На нашей вечеринке за безопасностью следит кинки-полиция — специально обученные ребята в майках «Полиция без нравов». Основная их цель — смотреть, чтобы не фотографировали и не доставали телефоны. Правила универсальны для всех: нельзя ни свою жену сфотографировать, ни артистов, ни селфи сделать. Ещё мы просим кинки-полицию следить за тем, чтобы соблюдалось условие взаимного согласия: если у вас что-то не очень понятное происходит, кинки-полицейский может подойти и уточнить, всё ли в порядке, нужна ли помощь. Мы можем вывести гостя из-за неподобающего поведения — так несколько человек попали в чёрный список.

Вообще-то кинки-пати гораздо безопаснее, чем любая обычная вечеринка, на которой парень знакомится с девушкой у бара и они идут трахаться в туалет без презерватива, потому что его не оказалось под рукой. На нашей вечеринке есть всё для безопасного секса в свободном доступе: смазки, презервативы, перчатки. Но мы не будем с фонариком следить, есть ли презерватив на вас или нет, это ваше личное дело.

ТАНЯ: Кстати, в туалете у нас секс запрещён: раньше люди занимали туалеты, выстраивались очереди. Теперь за это штраф!

Тематика и дресс-код

ТАЯ: За три года у нас было очень много разных тем. Начали с классики: БДСМ, «С широко закрытыми глазами», «Мастер и Маргарита», герои кино. В общем, всё, что приходит на ум, когда ты думаешь про какой-нибудь фетишный бал. Но нам быстро надоело делать что-то классическое — в конце концов, у меня половину шкафа занимает красивая фетишная одежда на все случаи жизни, которую хочется выгулять.

ТАНЯ: Все три года мы реализовывали наши собственные фантазии в фетишных тематиках — думали, в какую ещё атмосферу мы хотим попасть? Хотим в отель — делаем отель, хотим в цирк — делаем цирк. У нас всегда строгий дресс-код, меняющийся в зависимости от темы; наряды гостей создают атмосферу, а это самое ценное. Следующая вечеринка, которая пройдёт 13 июля, называется «Get Wild», она посвящена природе, флоре и фауне — там будет зачарованный лес, все в костюмах животных, растений, дрессировщиков и всего связанного с животным миром.

ТАЯ: Дресс-код — это ещё и дополнительный отсев людей, которые не готовы раскрепощаться и веселиться. Часто бывает, что пытаются пройти парни в футболках и джинсах.

ТАНЯ: Говорят: «В смысле, а что кроме джинсов можно надеть?» Я отвечаю, что вариантов масса: легинсы, килты, чулки, шортики, колготки, платья. А они: «Я что, п***р, что ли?» Понятно, что эти ребята к нам не пройдут.

ТАЯ: У нас можно всё, мы открыты для людей с любой ориентацией и гендерной принадлежностью. Если вас это смущает, то на вечеринку лучше не приходить. Мы не хотим колебать чьи-то скрепы.

ТАНЯ: Классная история про дресс-код была на нашей вечеринке в Питере. Наши ребята мне говорят: «Приехала очень дорогая машина с какими-то непростыми номерами, готовься». Спускается очень серьёзный мужик с двумя красивыми девушками-моделями, почти близнецами, одетыми в потрясающие фетишные костюмы. И он в какой-то рубашке полурасстёгнутой, в джинсах, уже пьяненький. Я говорю: «Девушки проходят, а вы нет — вы не в дресс-коде». Он начинает бычить, девушки его гладили по плечам и успокаивали, он долго возмущается. Дальше происходит удивительное: они втроём отходят в сторонку, девушки его полностью раздевают, достают из пакетика латексные шорты, намордник, ошейник, ставят его на колени и молча возвращаются — а он за ними на четвереньках! Проходите, пожалуйста.

ТАЯ: Кроме контроля на входе, есть ещё и первичный отбор: чтобы попасть на вечеринку, надо не просто купить билет, а заполнить заявку и оставить пару ссылок на свои соцсети. Это не лукизм — мы просто проверяем, нет ли у человека в профиле автоматов и храмов, например.

ТАНЯ: А такие попадаются — они надеются, что мы не просматриваем заявки вручную и не заметим. За дресс-кодом и заявками мы все три года следим лично.

Согласие и секс-вечеринка без секса

ТАЯ: Нам предлагали сделать браслеты: красный — для тех, кто не хочет взаимодействовать, зелёный — для тех, кто готов. Но это не соответствует нашим принципам. Вечеринка как раз рассчитана на то, что ты можешь прийти, ничего не хотеть и ходить по стеночке, а потом захотеть поучаствовать — потому что атмосфера классная, безопасная и возбуждающая. Браслет будет ограничивать тебя в твоих фантазиях и желаниях, ведь настроение может измениться прямо на вечеринке.

ТАНЯ: К тому же эта система противоречит идее коммуникации: вместо того чтобы что-то проговорить, ты будешь молча показывать красный или зелёный — это не очень полезно. Нам хочется, чтобы люди научились друг с другом разговаривать и обсуждать свои желания. Вообще, к нам приходит много людей, которые не хотят вступать ни в какие сексуальные взаимодействия, а просто тусуются — я бы сказала, что таких больше половины.

ТАЯ: Всё-таки наши вечеринки — это в первую очередь вечеринки. Это же не свингер-клуб, у нас секс — не основная цель всего мероприятия. Главное — атмосфера, а дальше вы сами решаете, что с ней делать. Никто не говорит, что ты обязательно должен с кем-то повзаимодействовать.

ТАНЯ: Есть смешная история про парня, который пришёл на вечеринку впервые и протусил всё время на танцполе, не зная, что есть другие зоны. Он ко мне подошёл в конце вечеринки и говорит: «Слушай, я зря боялся, тут же просто все танцуют! Клёвая вечеринка!» А взаимодействия и кинки-шоу были в соседних залах, куда он даже не дошёл. Но зато отлично провёл время. Жаль, что нам самим потусоваться не удаётся, расслабляемся только после четырёх утра, когда остаются самые стойкие и смелые гости.

ТАЯ: Таня чаще всего контролирует дресс-код и выбирает диджеев, а я выступаю как худрук: у нас всегда довольно обширная программа, разные шоу. Часто выступают артисты бурлеска — это жанр, который нам больше всего подходит идеологически, мы ещё параллельно ведём проект Ladies of Burlesque, и я сама теперь выступаю. На Kinky мы с самого начала решили отказаться от стандартных гоу-гоу и стриптиза, потому что это объективирующе и просто скучно. Мы каждый раз придумываем и режиссируем под тему вечеринки какой-нибудь красивый ритуал. Например, из фильма «С широко закрытыми глазами», переделав его под свой вкус.

ТАНЯ: На вечеринке вампиров у нас был красивый вампирский ужин с отрубленной головой и голой девой в качестве блюд.

ТАЯ: Частью шоу может быть какая-нибудь незамысловатая игра, не завязанная на сексуальное взаимодействие, которая помогает погрузить зрителей в атмосферу. Например, дрессировщик, который потерял своего кролика, и они бегают друг за другом по всей площадке, кролик просит гостей его спрятать, дрессировщик — помочь найти беглеца.

Кинки-сообщество и суровый русский БДСМ

ТАЯ: Кажется, мы дали какой-то толчок, благодаря которому то, что уже назревало в обществе, смогло реализоваться. Людям нужна свобода сексуального самовыражения, возможность экспериментировать, раскрепощаться и называть вещи своими именами, знакомиться и узнавать новое. Появились и секс-блогеры, и проекты, в которых люди делают что-то руками, как «Машино хозяйство».

Мне нравится кинки-комьюнити, которое сформировалось в последние несколько лет: оно довольно безопасное, весёлое и в хорошем смысле игривое. Это люди, которым нравится обсуждать секс, узнавать на этом поле что-то новое, обмениваться опытом. Многие говорят, что нашли у нас понимание, людей с теми же ценностями, даже вторую семью.

ТАНЯ: Тем, кому хотелось свободного сексуального самовыражения, раньше было некуда пойти: в БДСМ и у свингеров слишком строгие правила, туда так сразу не впишешься, а в остальном мире вообще не принято говорить о сексе и сексуальности. У нас же есть только пять правил, а всё остальное неважно — нижний ты или верхний, в какой позе, куда и сколько раз.

ТАЯ: Наша аудитория моложе лет на пятнадцать, чем в зарубежных клубах, потому что в России в принципе эта культура очень молодая. Там на вечеринках вполне можно встретить людей возраста наших родителей, и они будут вести себя открыто и раскрепощённо, потому что они уже сорок лет тусуются.

ТАНЯ: И возраста наших бабушек-дедушек тоже — их не так много, но вполне ощутимое количество.

ТАЯ: В России, конечно, такое представить невозможно, люди только начинают познавать кинки-культуру. Наши друзья-иностранцы это всегда замечают и говорят, что за счёт молодости сообщества здесь есть какой-то особый задор.

В Москве есть своя БДСМ-тусовка и свингеры, но мы с ними почти не пересекаемся. В БДСМ привыкли к своей системе ценностей, у них строгая иерархия: либо ты доминант, либо ты самбиссив, свитчей не очень жалуют. Российское БДСМ-комьюнити во всём мире считают одним из самых жёстких, закрытых и небезопасных. Для них все наши кинки-игры — это детский сад, а вот распороть задницу до крови — это круто.

ТАНЯ: Кто-то из комьюнити, конечно, приходит к нам на вечеринки, но большого пересечения нет.

ТАЯ: Точно так же мы не пересекаемся со свингерами — это отдельное большое сообщество, основанное на патриархальных и гетеросексуальных ценностях. Это обязательно пары, обычно муж и жена, и очень большой акцент именно на сексе. То есть если ты пришёл в свингер-клуб, ты вроде как обязан заняться сексом. Там танцпол размером метр на метр, а вокруг сплошные кровати.

ТАНЯ: Свингерам у нас скучно: «Уже два часа ночи, а мы не перетрахали и десяти человек, зря время потратили».

Новые проекты и женский подход

ТАЯ: У нас есть не только вечеринки, но и Kinky Market, образовательная программа Kinky Practice и Kinky Day — фестиваль, где можно купить фетишные аксессуары и послушать лекции о кинки-культуре и равноправии. Нам важно донести, что играть в сексуальной жизни нормально и это можно делать безопасно.

ТАНЯ: Первым мы запустили Kinky Market — мы просто замучились отвечать, где одеться на вечеринку, и отправлять по отдельности ссылки на знакомых дизайнеров. Потом появился проект Kinky Practice. У нас на вечеринке всегда есть зоны, где мы показываем разные практики: сибари, порку, массаж и сквирт. Люди начали нас спрашивать, где этому всему научиться — а нам некуда было их отправить. Тогда мы запустили мастер-классы по сексуальным практикам.

ТАЯ: На тот момент на рынке было два направления: либо тантра, достаточно эзотерическая и не всегда качественная история, либо тренинг-центры, где вам пытаются что-то продать или ведут подрывную работу под названием «насоси на шубу». Мы решили, что нужны мастер-классы без лженауки, эзотерики и стереотипов. Сейчас Kinky Practice на летних каникулах, с сентября мы планируем немного его переформатировать — хотим, чтобы это были не только одноразовые лекции, но и целые курсы.

ТАНЯ: И наконец, в этом году появился Kinky Day — большой фестиваль с маркетом и лекциями. Там мы читаем лекции о кинки-культуре и стараемся добавить ещё какую-то образовательно-развлекательную программу — например, в прошлый раз показывали фильм про секспросвет в Индии совместно с фестивалем актуального научного кино.

ТАНЯ: Мы часто ездим на зарубежные вечеринки, чтобы изучить, как там — в последние три года мы ездим на фестиваль XPlore, который проходит в нескольких городах, в том числе в Берлине. Это, пожалуй, лучшее, что мы видели. Это совсем другой формат, именно фестивальный — там есть плей-пати, плей-румы, много воркшопов по разным практикам, по коммуникации, по самопознанию. Мы хотим сделать что-то похожее в Москве, но ждём, пока вырастет аудитория, чтобы люди были готовы не только ходить на вечеринки, но и учиться.

ТАЯ: В России появляются и другие кинки-вечеринки, но они нам в основном не нравятся. Есть ощущение, что лучше всего с организацией таких мероприятий справляются женщины — мужчинам, наверное, из-за патриархальных установок труднее понять, почему так важна безопасность и активное согласие. У них есть картинка в голове — вечеринка с красивыми девушками, где можно всё. А как это реализуется — уже не так важно. Бывает, что нанимают секс-работниц, чтобы они изображали гостей. Мы сходили на одну очень дорогую вечеринку, где было тридцать приглашённых артистов, из них двадцать девять девушек и один накачанный мужик. Есть ощущение, что ты попадаешь в какую-то мужскую фантазию, в которой тебе самой не особо комфортно. А мы сделали вечеринку для девочек, для себя — и выяснилось, что мужчины тоже рады быть там, где собираются классные, уверенные в себе, раскрепощённые и довольные собой женщины.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля
%d такие блоггеры, как: